29.01.09 18:44:20 | Автор отзыва:

Моя рецензия написана в несколько иной форме, так как и сами фильмы несколько иные. [Данное вступление я пишу уже после того, как написал саму рецензию.] Они разительно отличаются от всех фильмов подобного жанра. И направлена данная рецензия на весь ряд фильмов Пила. Я не стану писать о качестве съёмки данных фильмов, обо всех персонажах, о закрученном сюжете, закадровой музыке и тому подобным вещам. Да и к тому же это сделали многие до меня. По данным параметрам мне фильмы понравились, но это моя субъективная дилетантская оценка. Но вот что касается идеи, которую несут эти фильмы, то она меня поразила. Впервые познакомившись с дебютной картиной, я целый день провёл в задумчивости, размышлениях и подавленном настроении - так сильно она на меня подействовала. И такое влияние на меня оказал не сам по себе крайний натурализм, присущий фильму, а сама идея, которую в себе заключает кинокартина. Идея о ценности человеческой жизни. Жизни, которую большинство земного населения просто бездарно проводит в потреблении, предаваясь пороку и греху, погрязая в предательстве и измене, жизни, которую легко отнять и потерять. Фильм предоставляет пример того, как его персонажи, доведя себя до последних мгновений своей жизни, начинают ценить её по настоящему, и в них просыпается желание жить и изменить всё прежнее коренным образом в иную - в лучшую сторону, но лишь бы остаться в живых. Почему человек начинает задумываться в самый последний момент, почему он не остановится, когда это сделать ещё не поздно, и не начнёт жить по-другому? Чтобы такого с нами не произошло, фильм показывает ошибки своих персонажей, на основании которых мы можем учиться и делать выводы. Ведь определённо лучше учиться на ошибках других людей. В общем-то, всё довольно банально. А банальное кажется простым, не требующим повторения и заострения внимания. Но чтобы простые истины всё-таки врезались в сознание, они сопровождаются крайним натурализмом. Ведь жуткие кадры кромсания человеческой плоти чётче врезаются в память и оставляют впечатления. А вместе с данными реалистичными воспоминаниями и впечатлениями лучше сохранится и сопутствующая им идея. (Сознание сперва воспринимает натурализм, а уже потом идею. Натурализм же не есть самоцель, он лишь средство для лучшего восприятия и усвоения идеи.) Остаётся лишь включить воображение, поставить себя на место персонажей фильма, и процесс осознания его идеи будет проходить гораздо убедительнее. Что и произошло со мной. Последующие серии производили на меня всё меньшее впечатление, но, тем не менее, они способствовали вызову и обострению того чувства, которое я испытал при просмотре первого фильма. И какое-то время я старался жить сообразно идее заложенной в фильмах, постоянно соотносил свои действия с принципом «цени свою жизнь». Ведь немало людей в своих рецензиях написали о том, что кинокартина несёт в себе глубокую мысль, для присущего ей жанра, и заставляет серьёзно задуматься, не оставляя и места для равнодушия. Вот я и призадумался.



- Что ты со мной сделал? – Сесил.
- Ты сам с собою это сделал. Но я
я прощаю тебя и дам тебе шанс
измениться. – Джон Кремер. (с)

Сегодняшний мир погрязает в жестокости, варварстве, невежестве, примитивизме, оголтелом индивидуализме. Немалая часть людей выбрала для себя приемлемым убийство себе подобного, насилие, воровство, приём наркотиков, собственное уничтожение, безудержное потребление. Люди же, придерживающиеся иного взгляда на мир, живущие по другим принципам, являются потенциальными жертвами первой категории людей. (Убийц и им подобных людей я зачислил в первую категорию не потому что их большинство, а в связи с тем, что они являются основным предметом к которому применяются смыслообразующие понятия фильма.) Людей первой категории я буду называть неправедными и аналогичными данному слову синонимами. Люди второй категории, соответственно, будут называться добропорядочными и так далее. (Естественно, в мире не существует ни добра, ни зла как внесознательных, внемысленных субстанций или состояний. Данные категории являются субъективными оценочными понятиями, существующими исключительно в человеческом сознании. Но, тем не менее, в данном рассуждении, да и в жизни, я придерживаюсь расклада, что добро есть положительное явление, а зло – отрицательное.) Итак, добропорядочные люди, преисполненные счастья, строящие планы на свою жизнь и ценящие её, любящие своих близких, вдруг лишаются чего-то из этого по вине какого-то жалкого недоноска-злодея. В таком случае, у жертвы преступного произвола совершенно справедливо возникает чувство мести по отношению к извергу. И данное чувство не осуждается со стороны большей части добропорядочных людей, даже в том случае, если пострадавший заслужено материализовывает месть из своих чувств в реальное действие. В какой-то мере, можно сказать, что оно является проявлением некоторой доли слабости со стороны потерпевшего человека. Но это становится заметным лишь при сравнении поведений жертв различных злодеяний. Кто-то будет испытывать чувство мести, но не решаться на ответные действия, кто-то будет мстить, а кто-то может простить своего обидчика. Прощение преступника, несомненно, есть проявление высшей человеческой силы. Силы, которая требует гораздо больших моральных ресурсов человека, нежели грубого физического напряжения, необходимого для проявления акта мести. Выстоять морально – значительно сложнее, чем выстоять физически. А если жертва находит в себе ещё силы и для того чтобы помимо прощения обидчика, помочь ему спастись и исправиться, чтобы тот больше не совершил проступков, то такая жертва обладает исключительной силой. Серия фильмов Пила как раз посвящена данной теме, а также ряду других проблем, с ней связанных. Прощение, искупление, спасение, исправление, ценность человеческой жизни – эти и другие понятия являются смыслообразующими для данных фильмов. В соответствии с ними действует главный герой фильмов – Джон Кремер, по прозвищу Пила.

Сесил – вор и наркоман. Джил – беременная жена Джона, впустила угрожающего ей ножом Сесила в уже закрывающуюся наркологическую клинику, чтобы тот смог своровать себе очередную дозу. Когда он выбегал из больницы, он грубо распахнул входную дверь и ударил ею в живот Джил, которая впоследствии потеряла ребёнка. Джон и Джил ждали ребёнка, и мысль о скором его появлении делала их жизнь всё счастливее. Но ничтожный, не представляющий собой ничего путёвого воришка и наркоман вдруг обрывает жизнь ребёнка, ставит крест на счастливой жизни Джона и Джил. Особенно тяжело дались переживания Джону, которые способствовали появлению в его жизни нового занятия – спасению заблудших душ. Чтобы прекратить свои душевные терзания, Джон решает простить Сесила, и даже не просто простить, а дать ему шанс спастись от своей грешности через искупление и исправиться, тем самым спасти не только его, но и людей, которые могли пострадать от рук наркомана. Джон доставляет наркомана к себе в мастерскую и даёт ему шанс пройти испытание, посредством которого он сможет искупить свою вину, осознать ценность человеческой жизни и, таким образом, спастись. Он приковывает его тело, руки и ноги к стулу, на подлокотниках и ножках которого установлены острые лезвия, впивающиеся в плоть. К стулу прикреплено специальное устройство, на конце которого прикреплены ножи, находящиеся прямо перед лицом убийцы. Он должен высвободиться из этих оков, иначе истечёт кровью и умрёт, но чтобы оковы спали с его рук и ног, ему необходимо надавить лицом на ряды туго отклоняющихся острых ножей. Сесил завопил: «Что ты со мной сделал? Что это?». На что получил ответ Джона: «Ты сам с собой это сделал [стал вором, наркоманом, убийцей]. А это орудие [стул с оковами] поможет тебе спастись. Я прощаю тебя и даю тебе шанс измениться, избавиться от пороков, развративших твою душу». Чтобы Сесилу спастись, необходимо «вытащить то уродство, которое сидит внутри него на свет». А для этого требуется «привести его лицо в соответствии с уродством его души». На этот шаг очень тяжело решиться, ведь разрезание кожи лица и скрёжет острых лезвий по костям черепа является далеко не лучшим испытанием. Когда начинает темнеть в глазах, падает кровеносное давление, силы иссякают, человек понимает, что сей волевой акт необходим чтобы выжить. И, именно, в момент осознания возможной скорой смерти от бездействия и необходимости принятия решения о надавливании лицом на ножи, происходит наибольшее понимание ценности человеческой жизни, в первую очередь, собственной. В данный момент, происходит переоценка ценностей, фактически, человек стоит на пороге нового рождения и морального пробуждения. Сесил решился и с третьей попытки, изрезав своё лицо, он сумел освободиться от оков. Но его сознание было настолько примитивным, что им одолели звериные инстинкты, и он бросился на Джона в порыве мести за устроенное ему испытание и угодил в моток колючей проволоки, запутавшись в которой, скончался. Его разум, разрушенный наркотиками, оказался не способен понять великий замысел Джона. Он не смог осознать всего милосердия, проявленного к нему со стороны Джона, который его отнюдь не собирался убивать, и не убил, а который хотел ему помочь суметь взглянуть на мир по-другому и исправиться. В процессе искупления своего греха, проходящего в форме борьбы за свою жизнь, он должен был осознать ценность человеческой жизни, как своей, так и другого человека, вообще как таковую. Выжив в этом испытании, он должен был немедленно залечить свои раны и сознавать произошедшее, в процессе чего он пришёл бы к пониманию правильного пути жизни, что надобно заканчивать прежний образ жизни, который губил как собственную жизнь, так и других людей. А прежние злодеяния вышли бы из сферы духовности Сесила и воплотились на его лице в форме шрамов, что всегда бы напоминало о недопустимости возвращения к прошлой жизни. Тем самым, он смог бы спастись от старых грехов и жить по-новому, то есть исправиться. Но он не воспользовался шансом, который ему великодушно даровал Джон.

Таким образом, главный герой, начал помогать заблудшим людям, которых я отнёс в начале повествования, к первой категории, представляющим опасность добропорядочным окружающим. Так, по плану Джона, было устроено спасение через искупление кровожадного насильника и убийцу невинных жертв, которое он, к сожалению, а может быть и к счастью, пройти не смог. Руками другого человека творится акт спасения жирного извращенца. (Вообще нужно сделать оговорку. Спасает не Джон или кто-либо другой, а спасает сам себя испытуемый. Лишь он может сам себя спасти. А Джон только побуждает его к этому.) Насильник ложится на кровать и приковывает свои руки и ноги к цепям, которые прикреплены к четырём механическим раздвижным рычагам. Над глазами злодея находятся острые штыри. Преступнику даётся минута, чтобы спасти себя, иначе по истечении этого времени рычаги резко разойдутся в стороны, цепи натянутся и оторвут ему ноги и руки. За эту минуту подлец должен выбрать способ искупления, через который он сможет спастись. В руки маньяку даются специальные кнопки, нажав на которые, штыри выколют ему глаза. Если он этого не сделает за отведённое время, то конечности его тела будут оторваны. Вообще данный убийца не заслуживает жизни, но ему даётся шанс спастись. Либо он уничтожит свои глаза, которые заставили сбиться его с пути, либо он уничтожит своё тело, которое стало орудием насилия и убийства. В этом случае испытуемый также через осознание ценности собственной жизни должен придти к пониманию ценности жизни другого человека и никогда на неё не покушаться. Об этом ему будут напоминать выколотые глаза, или отсутствие рук и ног, а, по сути, орудий убийства. То есть к иному взгляду на мир бандит придёт через уничтожение оружия, несущего зло добропорядочным людям. В какой-то мере, это есть сдача оружия в обмен на возможность продолжения жизни, причём сдача, проходящая в такой форме, которая должна наставить на путь переоценки имеющихся ценностей и морального перерождения.

Можно привести ещё один пример. Джон решил помочь спастись человеку, помышляющему о самоубийстве. Он на некоторое время лишил его сознания и поместил в тесный лабиринт из колючей проволоки. Испытуемый лежал на железных проволочных колючках, впившихся в его тело. Придя в сознание, он должен был выбраться из лабиринта, но сделать это не легко, так как надо решиться на то, что проволока будет впиваться в кожу и рвать её. Если же он не начнёт выбираться, то истечёт кровью. Когда спасаемый начинает вылезать из лабиринта, к нему приходит желание жить. Ведь он не бездействует, а выбирается, терзая себя колючими проволочными шипами. Если бы он и дальше хотел умереть, то он бы мог ничего не делать и скончаться от потери крови, но испытание возвращает в нём жажду жизни, в такой момент он начинает осознавать её ценность. Если он выберется, то произошедшее с ним событие навсегда останется в его воспоминании, и никогда не будет давать ему вернуться к попыткам самоубийства. Воспоминание об адской боли, а также страхе перед смертью, которую он смог бы избежать, служило бы мощным катализатором в выработке и формировании ценности человеческой жизни, которая бы уже не позволила более прибегать к суициду. Таким способом самоубийца был бы спасён и исправился. Естественно, понятие ценности человеческой жизни является субъективным, и так же как категории добра и зла существует исключительно в человеческом сознании. Но всё рассуждение и ведётся с человеческой позиции. Сама ценность же определяется положительной или отрицательной значимостью тех или иных объектов, в том числе живых существ для человека. Определяется как их свойствами, так и вовлечённостью в сферу человеческой жизнедеятельности. Таким образом, ценность человеческой жизни сама по себе не абсолютна, но абсолютной она становится в том случае и в том плане, если разделяется безусловным большинством человечества. Если каждый будет по настоящему ценить свою жизнь, то он не станет покушаться на жизнь другого, осознавая, что это может привести к окончанию или коренному злокачественному изменению собственной жизни. А так же, исключительно с моральной точки зрения, абстрагируясь от ценности своей жизни и проецируя ценность человеческой жизни как таковую на другого человека, будет приходить понимание и осознание и её важности в том числе. Так что человек способный на самоубийство не осознаёт ценности собственной жизни, а значит и является потенциально опасным для другого индивида: если он готов убить себя, то и проделать это с другим человеком ему не составит труда. (Хотя исключения возможны.) Потому испытание а, по сути, спасение, устроенное Джоном недоделанному самоубийце и сопровождённое словами «сколько крови ты готов пролить, чтобы выжить?», является в данной ситуации полезным как для самоубийцы, так и для общества.

Итак, выстроилась вполне ясная схема, в соответствии с которой сначала необходимо научиться прощать. Дальше можно помочь спастись преступнику. Спастись значит уберечь себя от зла и греха, косвенно избавив от них и окружающих, благодаря обретению истинных добродетельных человеческих ценностей. Началом их обретения служит процесс искупления, то есть максимально возможное устранение последствий совершённого греха, через которое приходит осознание содеянного и начинается формирование новых положительных ценностей. В момент искупления закладывается начало данного процесса, который должен окончательно завершиться уже после акта искупления в процессе осознания человеком произошедшего, потому период лечения ран необходим, так как он даёт предостаточно времени для данного осознания. Таким образом, происходит исправление человека.

Важно понимать, что Джон не является убийцей. Преступник, попавший в испытание, сам себя убивает из-за своих пороков, которые мешают ему выжить и спастись. Примером порока может служить, например, рьяный индивидуализм. Так, пять испытуемых, которые в погоне за прибылью все совершили преступление, вместе оказались на площадке испытаний. Им было предложено искупить свою вину сообща, и в таком случае, все бы остались живыми и спасёнными. Но их порок – индивидуализм не позволил им объединиться даже перед лицом явных опасностей и пройти данное испытание всем. В итоге, из них остались живыми лишь двое, к которым после прохождения испытания пришло осознание произошедшего: недопустимости творения зла другим людям и очевидность положительных сторон коллективного общежития, братского сотрудничества, взаимопомощи. Из этого видно, что двое искупив свою вину, сумели спастись и переоценить свои прежние ценности. Те же, кто не выжили, убили себя сами.

Чтобы лучше проиллюстрировать разницу между убийством и шансом на спасение, необходимо привести следующий пример. Детектив Хофман, преследующий Пилу, потерял свою любимую сестру – она стала жертвой своего парня-психопата, который её убил. У Хофмана совершенно справедливо возникло чувство мести, в соответствии с которым он начал действовать. Тем более убийца, который должен был получить пожизненное заключение, вышел на свободу. Он поймал душегуба и решил с ним расправиться, но чтобы отвести от себя подозрения, он решил его убить при помощи способа, который походил бы на метод работы Джона. Данный способ, именно, всего лишь внешне походил на методы Пилы, но имел важнейшее сущностное отличие. Хофман соорудил специальный стол, над которым нависал маятник с острым лезвием на конце. По бокам стола имелись механические прессы. Детектив доставил убийцу к столу и приковал его к нему. Ему было предложено засунуть свои руки в прессы, чтобы они перемололи кистевые кости. Если же он не сделает это за минуту, то раскачивающийся маятник опустится и разрежет тело бандита пополам. Хофман загнал его в состояние беспомощности, на которое тот обрекал своих невинных жертв. И ему предлагалось через уничтожение орудий убийства – своих рук, обрести спасение. Стандартная процедура искупления, в соответствие с которой происходит переоценка прежних ценностей и уничтожение орудий убийства, чтобы уже больше никогда их нельзя было использовать. Злодей сумел это сделать, но маятник не остановился и разрезал его. Здесь-то и кроется сущностное различие между методами Кремера и Хофмана. Детектив вовсе не думал прощать, а тем более давать шанс убийце на спасение, и таким образом сам превратился в убийцу. Здесь возникает ещё одна проблема, поднимаемая данным фильмом – справедливое правосудие. Хофман верил, что он вершит правосудие сообразно принципам справедливости в отсутствии нормально функционирующей государственной системы обеспечения законности и исполнения наказаний. Но детектив, в отличие от Пилы, действовал исключительно в соответствии с порывами чувства мести и тоже стал убийцей. Он не дал шанса на исправление преступнику, как это всегда делал Джон Кремер, который считал, что убивать нельзя, и что каждый заслуживает шанс на спасение.

Цени свою жизнь…

Добавить комментарий

Отправить в ЛФ:




Фильмы по жанрам
АнимационныйКриминал
БиографияМелодрама
БоевикМузыкальный
ВестернМюзикл
ВоенныйПриключения
ДетективСемейный
ДетскийСпорт
ДокументальныйТриллер
ДрамаУжасы
ИсторическийФантастика
КомедияФэнтези


Кинофорум:
Посоветуйте интересный детективный фильм или сериал
Ваше мнение о кинотеатрах
Посоветуйте хороший фильм, часть 2
Поиск названия фильма по описанию
Ищу старый советский фильм
Посоветуйте действительно смешные комедии)))
Современное российское кино
Последнее на кинофоруме
Обсуждаемые фильмы:
8.Ну, здравствуй, Оксана Соколова! [3]
9.Трое и Снежинка [19]
10.Основано на реальных событиях [1]
11.Веном [7]
12.Дурак [48]
13.Гарри Поттер и Тайная комната [13]
14.Кутис [1]
Последние отзывы
Премьеры месяца:
Фагот [01.11]
Облепиховое лето [15.11]
Чародейка [01.11]
Баба Яга. Начало [08.11]
Дубликат [08.11]
Апгрейд [22.11]
график кинопремьер
Дней до премьеры:
Как прогулять школу с пользой [2]
Богемская рапсодия [9]
Ампир V [9]
Ужастики 2: Беспокойный Хэллоуин [9]
Помешанный на времени [16]
Девушка, которая застряла в паутине [16]
По половому признаку [65]
все премьеры